Невыносимая жестокость к возлюбленным

Запрос: почему я всегда отталкиваю от себя мужчин, к которым очень не ровно дышу и с которыми не то, что «искра пробежала», а целая шаровая молния пронеслась? Почему я все делаю им назло и поперек: наливаю старый чай, не подаю ужин, всячески их принижаю и так далее, хотя для мужчин-друзей готовлю вкуснейшие блюда и вообще сама хозяюшка-прехозяюшка? А потом в какой-то момент и вовсе прерываю отношения: или сама инициирую разрыв, или выгоняю его, или грублю так, что он сам уходит от меня? Сама потом очень страдаю, будто вонзила себе кинжал в сердце? Возможно, воспоминания о прошлых жизнях помогут нащупать причину данного странного поведения, которое, кстати, повторяется с 9 лет…

Вот какие пришли воспоминания о прошлых жизнях во время сеанса.

Сессия: «Я — служанка при замке в красивом синем платье с белым передничком и белой шапочкой. Мне примерно лет 19, я — воображуля, высокого мнения о себе, очень красивая. Я отвечаю за уборку полов. Я их намываю в лучших традициях Золушки — танцуя. У меня есть подруга — мы с ней всегда спорим, кто будет отвечать за ту или иную обязанность. Кто посуду отнесет на кухню, кто подметет и так далее. Это моя мать в этой жизни. Мы одновременно любим друг друга и ненавидим — очень странные взаимоотношения. Я очень влюблена в егеря — ему 30 лет. Он необыкновенно силен и очень красив. Мы начинаем встречаться в лесу, на озере, в лодке, в камышах — у нас безумная страсть и влечение друг к другу! И однажды я просто гуляла по берегу и увидела на озере в лодке два силуэта — один из них точно был мой возлюбленный, а второй — моей подруги… Мое сердце кольнуло, я обезумела от ревности. И на следующее свидание с любимым я принесла ему отравленную пищу. Он умирал у меня на руках, а я все шептала: «Как ты мог мне изменить с Янушкой — она же моя подруга????» А он мне ответил, улыбаясь: «Я просто учил ее стрелять по уткам». (Вояджер плакала...) Когда я вернулась в замок, я не находила себе места — перед глазами стоял образ умирающего возлюбленного. И я больше не хотела жить: я в наказание начала постепенно травить себя (на сразу лошадиной дозой как его, а постепенно). Моя кожа стала покрываться струпьями и язвами. От меня все шарахались — и только верная Янушка (вот почему моей матери не нравился ни один мой жених — она всегда боялась подсознательно той же трагедии) несмотря на все наши давнишние споры и пререкания, ухаживала за мной, сидела на моей постели. И я умерла в страшнейшей агонии — это было для меня самонаказание за убийство любимого».

Результат регрессии: Воспоминания о прошлых жизнях помогли девушке почувствовать ту гремучую смесь вины, страха предательства, агонии смерти и самонаказания, идущую вкупе с сильнейшим чувством желания близости и любви.